Как и при любом другом способе получения энергии, в атомной энергетике образуются отходы. Но, несмотря на то, что именно атомная энергетика — будущее энергетической сферы во всем мире, атомщики при создании долговременных хранилищ сталкивались и сталкиваются с неприятием со стороны общественности. В представлении людей радиоактивные отходы — это что-то чрезвычайно опасное, приводящее к серьезным болезням, мутациям и даже смерти. Однако наука шагнула далеко вперед. И РАО в наше время изолируются таким образом, что радионуклиды не попадают в окружающую среду, а значит, не влияют на окружающую среду и людей.

Теперь перед энергетиками стоит другой вопрос — взаимодействие с общественностью, информирование и просвещение, которое позволит развиваться атомной промышлен-ности, а вместе с ней и экономике, науке, образованию и т. д. В нашей стране создано ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами» (НО РАО), которое решает проблемы изоляции РАО. И именно на него возложена миссия по просвещению общественности в вопросах будущего энергетической сферы — атомной энергетики и того, что остается после. НО РАО ведет активную информационную работу с местными жителями закрытых городов, со школьниками и студентами. Предприятия отрасли активно участвуют в жизни научного сообщества: проводят круглые столы, семинары. Кроме того деятельность компании регулярно освещается в СМИ. Именно взаимодействие НО РАО, экспертов, ученого сообщества и представителей власти с обществом и СМИ и стало главной темой круглого стола «Эволюция пункта финальной изоляции РАО. Общественная приемлемость. Международный опыт», который прошел на прошлой неделе в Новоуральске.

Встреча, в которой приняли участие ученые, журналисты и представители общественности, прошла в онлайн-формате. Первым с докладом «Совершенствование пункта финальной изоляции радиоактивных отходов 3 и 4 классов. Уроки эксплуатации» выступил заместитель генерального директора, начальник отделения «Новоуральское» филиала «Северский» НО РАО Вячеслав Владимирович Александров. Он рассказал об истории создания и эксплуатации хранилища, а также об основных задачах при его реконструкции, нацеленной на обеспечение современных требований к безопасной эксплуатации объекта и дополни-тельное повышение радиационной безопасности.

После с докладом о международной деятельности НО РАО выступил Алексей Викторович Ткаченко, к.т.н., заместитель директора департамента международного сотрудничества, начальник отдела управления по науке и технологиям ФГУП «НО РАО».

Международное сотрудничество НО РАО направлено на представление информации о соответствии деятельности предприятия принятым международным стандартам и обмен научно-техническим опытом в области обращения с радиоактивными отходами, а также в демонстрации общественности наглядных примеров безопасной эксплуатации пунктов окончательной изоляции радиоактивных отходов в России и за рубежом.

• Сотрудничество с южнокорейским оператором по обращению с радиоактивными отходами KORAD.

• Сотрудничество с национальным агентством по обращению с РАО Франции: знакомство с проектом создания международного экспериментального термоядерного реактора ITER (ИТЭР)

и подземной исследовательской лабораторией Национального агентства Франции по обращению с радиоактивными отходами ANDRA.

• Сотрудничество с представителями Агентства по ядерной энергетике Организации экономического сотрудничества и развития, Федеральным институтом геонаук и природных ресурсов Германии BGR, Федеральной компанией по финальной изоляции ядерных отходов Германии BGE TECHNOLOGY GmbH, Федеральным министерством экономики и энергетики Германии, Обществом по экологической безопасности в области ядерной энергетики Германии GRS GmbH, ИБРАЭ РАН, ФБУ «НТТД ЯРБ», ПО «Маяк» и ФГУП «ГХК». Также НО РАО сотрудничает с Шведским агентством радиационной безопасности, финским регулирующим органом STUK и национальным оператором по обращению с РАО Венгрии PURAM.

• Участие в заседаниях Международного кристаллического клуба, куда входят физики-атомщики России, Чехии, Румынии, Германии, Южной Кореи, Швейцарии и Японии.

Юрий Данилович Калмаков, член Общественной палаты НГО:

Первые обсуждения материалов обоснования лицензии (МОЛ), проходившие в 2017 году, показали, что жители Новоуральска в своих знаниях об окончательной изоляции РАО похожи на тех трех слепых, изучающих слона: толком никто не знает, что это такое, как это отразится на экологическом благополучии города.

Потому и поступило тогда от членов Общественной палаты предложение: допустить их на промышленную площадку и показать, как проходит загрузка отходов, какой установлен контроль за возможным воздействием на окружающую среду. Поверьте, и тогда, и сейчас для общества было важно не то, откуда везут РАО, какое там в кубометрах или тоннах идет заполнение хранилища. Важно, вредно оно для проживающих в Новоуральском городском округе или нет. До 2020 года, пока не вмешался коронавирус, группы общественного контроля один-два раза в год проводили проверки, которые позволял Федеральный закон № 214 «Об общественном контроле». В состав групп входили преподаватели, студенты, ветераны Росатома, журналисты, общественники. Убедились мы, что система контроля воздуха и грунтовых вод есть и реализуется, территория новоуральского отделения НО РАО находится под радиационным и дозиметрическим контролем.

Мы убедились, что все замеренные параметры вредных воздействий заметно ниже допустимых. А после нашего участия в загрузке отходов УЭХК и иногородних поставщиков, после личного замера мощности дозы гамма-излучения у общественников появилась уверенность, что и при непосредственном исполнении процесса окончательной изоляции безопасность и для окружающей среды, и для нас, горожан, обе-спечена. Достаточно подробно я ознакомился с МОЛ, которым посвящен опрос населения 22-28 августа 2020 года. Расширение ППЗРО в Новоуральске, которому посвящено обсуждение, проработано глубоко даже с точки зрения неспециалиста. А окончательная изоляция РАО должна решаться, ведь это и долг перед последующими поколениями.

И опыт такого взаимодействия весьма полезен. Например, во Франции очень остро стоит проблема изоляции радиоактивных отходов. ANDRA — национальное агентство по обращению с радиоактивными отходами создали в 1991 году. Это независимое агентство, которое не входит в состав атомного ведомства, объединение больше носит общественный характер, нежели государственный или корпоративный. В ней работают ученые, инженеры. Общественное мнение во Франции имеет очень высокое значение. Каждая АЭС или пункт финальной изоляции РАО имеет местную информационную комиссию, таков закон.

Комиссия собирает информацию и в доступном формате передает ее населению. Главное, на чем строятся отношения между организацией и общественностью, — это доверие. За время работы ANDRA деятельность организации начали поддерживать 80% местных жителей. Также обсудили участие ФГУП «НО РАО» в мероприятиях МАГАТЭ.

После выступил директор департамента по связям с общественностью и СМИ Национального оператора Никита Владимирович Медянцев с темой «Общественные обсуждения: процесс и особенности проведения», где поднял вопрос необходимости выстраивания доверительных отношений между обществом и предприятиями атомной промышленности. Он отметил, что жителей города чаще всего волнует возможное негативное влияние, последствия размещения изолированных отходов.

Чтобы минимизировать волнения, НО РАО регулярно проводит проверки на предмет загрязнения воздуха, почвы, воздуха. Все результаты находятся в отрытом доступе и публикуются в ежегодных отчетах (со всеми выпусками ежегодного отчета по экологической безопасности можно ознакомиться на сайте norao.ru, в разделе «Экология»).

Кроме того регулярно организовываются круглые столы с участием экологов, ученых, представителей общественных организаций, студентов и многих других.

По словам Никиты Владимировича, тема безопасности и хранения РАО сложная, но о ней обязательно нужно говорить с местными жителями. В приоритете — постоянная работа с общественностью, информирование о состоянии окружающей среды, мониторинг экологической обстановки. И прежде всего, необходимо донести до всех мысль, что радиоактивные отходы существуют, и именно сейчас, нашему поколению, нужно о них позаботиться.

Действующая изоляция радиоактивных отходов призвана обеспечить безопасность людей как сейчас, так и в будущем на многие годы. И одна из главных задач предприятия — построение открытого диалога между обществом и предприятиями атомной промышленности.

Мария Залесова для «Нашей городской газеты»

18 КОММЕНТАРИИ

  1. О чём разговор? Класс вредности есть? Есть — значит опасно. А если по какой-то причине перестанут обслуживать (нет денег) + природный катаклизм?
    Разговоров было бы меньше, если бы каждый житель чувствовал преференции от ППЗРО.
    Улыбнуло — «…………отходов УЭХК и иногородних поставщиков» — Юрий Данилович Калмаков, член Общественной палаты НГО.
    Какая мягкая завуалированность — «иногородних».

    • Нет никакой завуалированности. ПЗРО принимает отходы других атомных предприятий, точно так же как и от нас уходят отходы (до 26%) — в зависимости от класса опасности. Или вы снова пытаетесь приплести ОГФУ, которые на ПЗРО не возят по определению?

  2. Если кто помнит, когда получали одобрение общественности на строительство объекта, говорили, что будут только отходы УЭХК.

  3. Да к сожалению нам выпало жить на свалке , на атомной свалке ,оборудованной по последнему слову техники . А какое красивое название придумали -ППЗРО. Хорошо что у нас имеется такая компетентная общественная палата , которая все нам разъяснила и за условиями 26% следит и московских болтунов принимает. Всё просто прекрасно. Только один вопрос — для чего это жителям города? Какие преференции имеют города за границей вблизи аналогичных хранилищ? Или это и есть тысячи рабочих мест обещанных Росатомом в городе. И было бы неплохо ознакомиться с экономикой процесса захоронения , а то может надо таскать отходы уже со всего мира и зарабатывать городу ,а не московским менагерам. Раз уж все равно свалка и ничего другого нам не предлагают на территории присутствия.

  4. Так понимаю на деньги или улучшенное получение услуг, от размещения всяких отходов, нам не стоит рассчитывать. Понимания в данном вопросе нет.
    Но было бы логично ввести хотя бы страхование, здоровья и имущества горожан на случай заражения или выбросов.
    А может ДМС для всех жителей?

    • Все на вредные привычки, неправильное питание, не спортивность спишут, если ласты склеишь.

  5. Или скидки горожанам на электроэнергию. Ведь не зря хвастаются , обеспечением продуктом атомных станций а ещё и отходы храним. Были бы льготы по энергии и предприниматели потянулись с рабочими местами.

  6. Задачи всех этих «общественных палат» — напустить туману и усыпить внимание граждан, вполне справедливо возмущающихся превращением города и комбината в свалку радиационного дерьма. Тем более, что уровень жизни в городе по сравнению с Советскими временами снизился в разы. Развалено всё что только можно — предприятия, медицина, торговля, ЖКХ. Непонятные назначенцы-управленцы во главе городской администрации. А бывшие комсорги, а ныне бессменные депутаты калмаковы продолжают убаюкивать нас своим трёпом о том, как «всёзамечательноиподконтролем». Рассказал бы лучше, кто все дивиденды имеет с этого ППЗРО, какие «иногородние» граждане и в каких суммах, уплывающих от горожан в неизвестном направлении. Было бы гораздо интереснее.

  7. Конечно, добиваться преференций должны администрация города и депутаты c опорой на население города. Но администрацию назначают засранцы из Росатома , придумали схему. Большенство депутатов на зарплате комбината, цену единой России и общественным палатам все знают. А населению все по барабану. Поэтому милости просим все отходы в гости к нам.

  8. Г-н Калмаков вне всякого сомнения говорит о благоприятных показателях в ходе текущих измерений, но почему-то не задается вопросом решения нештатных или чрезвычайных ситуаций. АЭС тоже всегда позиционировались, как весьма безопасные объекты, но факты общеизвестны.
    И, конечно, остаются три главных вопроса:
    -почему нельзя было построить пункт захоронения хотя бы в 20 км от города;
    -почему было нарушено правило захоронения только собственных отходов;
    -почему преференции для жителей остаются несбыточной мечтой.

    • Такие люди странные. Это не вам привезли в город СВАЛКУ. Это вас завезли в место, где есть комбинат и СВАЛКА. Она здесь уже 70 лет. Все это время УЭХК производило отходы. Только пунктов не было, и отходы закопаны просто так. Причем во всей стране они закопаны ПРОСТО ТАК. Даже под центром Москвы, где закапывали РАО пары научных институтов, действовавших и испытывавших радиационные материалы начиная с 40. От того что вы орете, — отходы никуда не денутся. Так и попросили бы, написали бы петицию. Требуем оставить все, как было, никаких современных пунктов нам не надо. Рядом с каждым городом закрытым свалка РАО. с КАЖДЫМ. и в Новоуральске самый минимал. Сюда не отработанное топливо везут, и не жидкие РАО, как в другие города. Радовались бы, что меняется что-то в этом плане.

      • Уважаемый атомщик, Все жители гордятся тем , что наш город единственный, где имеется такое прекрасное хранилище. Нам всем очень нравится , что со всей страны и, возможно , из-за рубежа нам свозят радиоактивный мусор . Нам очень повезло , что именно к нам , а не в Северск, Ангарск или Красноярск (где расположены аналогичные производства) прут эту дрянь. Кстати, если вам известно, в стране вопрос с расположением хранилищ радиоактивных отходов 1-2 класса опасности не решён , может и их здесь расположить? А то бедные москвичи страдают.

      • Народ что говорит — Преференции давай!!!
        Или считаешь, что при СССР их не было (у города, горожан)?

        • +100500
          … этот атомщик. Такой же атомщик, как я принц датский Гамлэт..))
          его тут не было во времена СССР…

          он не знает что такое:
          джинсы или рубашки Лакоста(с кракодильчиком) из магазина Одежда
          польская косметика из Галантереи на ленина
          Чешский хрусталь из хозяйственных магазинов
          Колбаса докторская нашего мясокомбината (за две палки которой в Свердловские вузы можно было поступить нашим ребятам)
          Вазы 2103, 2106… которые скупали прямо за первой проходной горячие горцы в кепках как у Мимино…
          Импортные Мебельные стенки и серванты купленые в наших мебельных магазинах…
          страна все это видела только на Шувакише

          да откуда ему знать вооще, как мы тут жили при одном то комбинатовском могильнике…
          на котором когда то потеряли комбинатовский бублик…
          дак настолько переполошились что перерыли в три дня весь могильник и нашли таки это изделие..)))

          А сейчас они вокруг..)))

  9. Жулье, варье во власти везде. Как следствие РАО помойка, торгаши гострарбайтеры, мы все в ж@пе. Да здравствует ВВП.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.