Гениальный Игорь Васильевич родился 8 января 1903 года в околоуральской глубинке, в самой простой русской семье (отец был землемером, а мать – учительницей). Когда Игорь был маленьким, семья перебралась сначала в Симбирск, а позже – в крымский Симферополь, где будущий учёный поступил учиться в местную гимназию. Семья была весьма небогатой, поэтому Игорю помимо учёбы приходилось постоянно подрабатывать то слесарем на заводе, то помощником землемера, то воспитателем. Гимназию Курчатов с отличием окончил в 1920 году, когда Гражданская война уже близилась к завершению. Поступил на физико-математический факультет Таврического университета, который Игорю удалось закончить за три года. После этого Курчатов и начал научную карьеру, попав сначала ассистентом кафедры в Баку, а затем – научным сотрудником в физико-технический институт в Ленинграде к самому академику Абраму Иоффе.

Физическая наука полностью захватила молодого Игоря Васильевича. Он проводил исследования в области сегнетоэлектричества, а позже увлёкся изучением физики атомного ядра, став научным сотрудником Радиевого института. В 32 года, в 1935 году, Курчатов стал профессором, за два года до этого защитив докторскую диссертацию. Все тридцатые годы Игорь Васильевич вместе со своими молодыми товарищами и учителями отдал изучению ядерной физики. Они исследовали уран, последствия цепной реакции его деления, а также то, как можно применить на практике новые знания. Однако исследованиям помешала Великая Отечественная война: финансирование было урезано, а Курчатову поручили разработать метод размагничивания кораблей, для того чтобы они не подрывались на вражьих магнитных минах. К слову сказать, Игорь Васильевич и его напарник справились со своей задачей блестяще, за что получили Государственную премию СССР.

10 марта 1943 г. было подписано распоряжение №122 по Академии наук СССР о назначении Игоря Васильевича Курчатова начальником Лаборатории №2, которая под его руководством занималась разработкой советского ядерного оружия (ранее этим же начали заниматься американцы, спешившие стать главными обладателями мощнейшей атомной бомбы).

Игорь Васильевич и его соратники в Лаборатории получали от руководства страны любую помощь, любые данные и доступ к любым ресурсам, необходимым для исследования. Их работа не прошла даром: уже в 1946 году в СССР появился лабораторный ядерный реактор, а через 4 года после окончания войны Советский Союз стал обладателем более совершенной, чем у американцев, атомной бомбы.

В 1953 году в стране появилась термоядерная бомба, которой не было у США и которая выдвигала СССР вперёд в гонке вооружений. В это время Курчатов, как вспоминали очевидцы, понял, что именно создал он и другие учёные-физики: «Он был подавлен. Не говорил никаких технических подробностей, но сказал так: я теперь вижу, какую страшную вещь мы сделали. Единственное, что нас должно заботить, чтобы это дело запретить и исключить ядерную войну». И с этого времени Курчатов стал работать над тем, как сделать ядерную энергию «мирной» и пригодной для человека.

Великого создателя ядерной мощи СССР и его мирного щита не стало 7 февраля 1960 года. Гениальному учёному, всю свою жизнь работавшему ради науки и на благо своей страны, было всего 57 лет. Однако уже тогда его имя было всемирно известным и открыло для множества и множества молодых физиков путь в большую науку.

Дом-музей И.В. Курчатова в Озёрске
Деревянное здание Дома-музея И. В. Курчатова находится во дворе музея ФГУП «ПО «Маяк» (пр. Ленина, 32-б) с января 1983 года (решение горисполкома от 06.01.83). Здесь расположена экспозиция, посвященная И.В.Курчатову, хранятся его личные вещи. Дом признан памятником истории.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:
Среди первых физиков, которые начали в 1943 году работу по развитию атомной науки и техники в Лаборатории 2 АН СССР (впоследствии – Институт атомной энергии), вместе с И. В. Курчатовым был почётный житель Новоуральска И. К. Кикоин. Именно он стал научным руководителем одного из основных направлений урановой проблемы – разделения изотопов урана с целью получения урана-235. Он возглавлял созданный для решения этой проблемы 2-й сектор Лаборатории №2 и являлся заместителем Курчатова.

Из коллектива Лаборатории №2 только Курчатов и Кикоин входили в Технический совет Специального комитета и были в курсе всех научно-технических проблем советского атомного проекта. И. К. Кикоин был также включён в состав Инженерно-технического совета Специального комитета, входил в его вторую секцию, перед которой была поставлена задача строительства завода № 813 (в дальнейшем – Уральский электрохимический комбинат) в закрытом Свердловске-44 (Новоуральск) для разделения изотопов урана. Кикоин отвечал за научные аспекты создания предприятия (общее руководство строительством осуществлял танковый нарком В. А. Малышев). Непосредственно с разработкой и конструированием ядерного оружия Кикоин связан не был. Он принимал активное участие в создании Института атомной энергии имени И. В. Курчатова; с 1950 года – начальник отдела этого института, с 1960 до конца жизни – заместитель директора института.

Первый реактор и первый плутон
В августе 1945 после атомной бомбардировки городов Хиросима и Нагасаки создаётся специальный комитет, который должен реализовать Урановый проект. Его председателем был назначен Л. П. Берия.

Решено было строить предприятие по переработке оружейного плутония. 24 ноября 1945 года в строительном районе 11, на южном мысе озера Иртяш, между городами Касли и Кыштым, был вбит колышек, положив начало Озёрску и «Маяку». Уже в декабре на площадку начали прибывать первые строители. Пока шла стройка, Игорь Васильевич жил и работал в Озёрске, на берегу озера Иртяш.

Это место выбрано не случайно, во-первых, оно удалено от крупных городов, во-вторых, вокруг много воды, которая необходима для охлаждения реактора. Идеальное место между озёрами Кызылташ, Большая и Малая Наноги, Карачай и Иртяш. Игорь Васильевич Курчатов был первым научным руководителем завода 817 (ПО «Маяк»).

Первую в мире АЭС построили в Обнинске, и в её реакторе под присмотром физика был получен 94-й химический элемент Периодической системы химических элементов Д. И. Менделеева – плутоний, обладающий хорошими горючими свойствами. Позднее удалось наладить его промышленное производство.
Курчатов лично отбирал и тестировал образцы основных элементов реактора – урановые и графитовые стержни. Именно в Озёрске под его присмотром создавался плутониевый заряд для первой советской атомной бомбы.

ИНТЕРЕСНОЕ про Обнинскую АЭС

1. Обнинская АЭС – первая в мире. Ввод в эксплуатацию электростанции состоялся в 1954 году. Именно здесь И. В. Курчатов сказал свое знаменитое «С лёгким паром!», когда пар был подан на турбину.
2. Обнинская АЭС – первый «педагог» атомной отрасли. Среди «учеников»: два первых экипажа атомных подводных лодок, операторы первого атомного ледокола, эксплуатационный персонал первых блоков Белоярской и Нововоронежской АЭС, специалисты из Чехословакии, Румынии, ГДР и Китая.
3. На Обнинской АЭС проводились масштабные исследования ядерных технологий. В том числе здесь были заложены основы реакторов на быстрых нейтронах, без которых невозможна большая энергетика будущего.
4. Обнинская АЭС – первый «рекламный носитель» возможностей мирного атома. С 1956 года станция стала открытой для советских и зарубежных делегаций, в результате чего её посетило более 10000 людей со всего мира.
5. В 2010 году, спустя 8 лет после остановки реактора, Обнинская АЭС получила статус мемориального музея.

Величие – понятие относительное. У Курчатова были все возможности, чтобы вознести своих сотрудников или стереть их в порошок. По воспоминаниям ветеранов «Маяка», руководитель атомного проекта Курчатов в Озёрск словно не приезжал, зато приезжал Борода (многие так называли Курчатова), свой, родной, близкий, о чём сразу разносилось по всем лабораториям, участкам, площадкам.

Редкое фото: три «К». С.П. Королёв, И.В. Курчатов, М.В. Келдыш — конструктор ракет, атомщик и математик.

«Борода приехал!» – и жизнь стремительно ускорялась. У Курчатова была отличная память на поручения и имена. Даже спустя долгое время он называл человека по имени-отчеству и интересовался, как продвигается та или иная тема. Рассказывают, что после такого общения с Курчатовым люди выходили окрылёнными, готовыми горы свернуть.
Именем Курчатова названы два города, множество улиц, институты и один из новейших элементов таблицы Менделеева.

Памятник в Озёрске

В одной только Челябинской области памятники выдающемуся физику установлены в Челябинске, Озёрске, Снежинске и Симе.

Подготовил Влад Залесов для «Нашей городской газеты»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.