Из сохранившихся старых построек железнодорожной станции Верх-Нейвинск особое место занимает каменное здание бывшего локомотивного депо, вытянутое с севера на юг. Оно сохранилось до наших дней, но уже в перестроенном виде. В 1897 году под его крышей был открыт народный театр.

Известно, что в октябре 1878 года, когда была торжественно открыта Уральская Горнозаводская железная дорога, соединяющая столицу губернии город Пермь и уездный город Екатеринбург, в комплекс железнодорожной станции входили деревянные постройки: здание вокзала, служебные, подсобные помещения и сараи. И только отдельно стоящее высокое здание локомотивного депо было выстроено из камня. В 1897 году после успешных переговоров с губернским руководством железной дороги оно было передано во временное пользование верхнейвинцам. В тот же год под его крышей был открыт народный театр. По свидетельству известного уральского публициста и краеведа В.А. Весновского, в партере вместе с ложами было 300 мест.
Своим появлением театр обязан молодому горному инженеру Гавриилу Александровичу Маркову, который в июле 1897 года Санкт-Петербургской конторой Главного правления Горного ведомства заводовладельцев Стенбок-Фермор был назначен управляющим на Верх-Нейвинский железоделательный завод и на вспомогательные к нему Нижне-Нейвинский и Нейво-Рудянский заводы. Этот незаурядный творческий человек много полезного сделал для развития завода и жителей поселка. Именно ему принадлежит инициатива открытия театра. На это его мотивировало то обстоятельство, что «…провинциальная жизнь своим однообразием и отсутствием постоянных развлечений всегда располагала к устройству любительских спектаклей <…> так как эта форма развлечения доставляет и удовольствие публике, и отвлекает её (хотя бы на несколько часов) от пустого и вредного времяпрепровождения».

Новый управляющий вписал одну из славных страниц в историю Верх-Нейвинска на рубеже XIX и XX веков. Его заслуга в том, что он смог объединить таких же заинтересованных и неравнодушных к театральному искусству людей и создать труппу из актёров-любителей. Почувствовав настроения заводской интеллигенции, Марков дал ей возможность раскрыть свои сценические таланты. Энтузиасты назвали свой коллектив Обществом любителей драматического искусства.

Место в ложе — 4 рубля, а в 8 ряду — 25 копеек
Стремление развиваться творчески, использовать свой потенциал в первых постановках привело в народный театр заводских служащих вместе с семьями. На суд местной публики были представлены такие типичные для русского провинциального театра жанры, как мещанская драма, слёзная комедия и такой популярный в ту эпоху лёгкий водевиль. Как правило, премьеры спектаклей были приурочены к большим праздникам: к Рождеству, Пасхе или Троице.

Цена билетов была следующая: места в первом ряду стоили 1 рубль, во втором — 75 копеек, в третьем — 50 копеек, в четвёртом и пятом рядах — по 45 копеек, в шестом — 40 копеек, а в седьмом и восьмом рядах — 25 копеек. Дороже всего стоило место в ложе — 4 рубля. Самые бюджетные места были на галерке, откуда просмотр спектакля обходился в 15 копеек. Весь сбор от продажи билетов всегда шёл на благотворительные цели.

По сохранившимся до наших дней театральным афишам можно судить не только о репертуаре театра и составе труппы, но и о самой подаче заявленной пьесы. Например, афиша к постановке 1904 года сообщает следующее: «Верх-Нейвинский завод. С дозволения начальства. Во вторник, 6 января, в театре при станции железной дороги любителями драматического искусства дан будет спектакль «Скандал в благородном семействе»… и комедия-шутка «Кровавое приключение»… Во время спектакля открыт будет буфет. В антрактах и после спектакля будет играть струнный оркестр. После спектакля устроены будут танцы. Начало спектакля в 7 часов вечера. Распорядители: Г. А. Марков и Е. Е. Тегенцев»…

Далее судьба театра и труппы складывалась следующим образом. Публика все чаще и чрезмерно проявляла свою революционную настроенность к происходящим в государстве событиям. Со сцены стали звучать призывы и лозунги. Партер и ложи превращались в митингующий зал, где кипели политические страсти. Увлеченная идеями революции, рабоче-крестьянской партии, труппа стремилась откликнуться на злобу дня: в постановках зазвучали агитационные призывы. И это спровоцировало закрытие театра. По утверждению краеведа В.И. Сапожникова, в 1907 году распоряжением полиции театр был закрыт.

Несмотря на утрату своего постоянного помещения, труппа не только не распалась, она пополнилась новыми актерами-любителями. В процессе творческих исканий к ней примкнули молодые дарования из числа учителей, торговцев, заводских рабочих. Тогда, казалось, театр переживает свое второе рождение.

Театральный занавес поднялся под аплодисменты благодарных зрителей в прекрасном здании высшего начального училища, ныне это один из учебных корпусов школы имени А. Н. Арапова. Почти постоянным местом для показа спектаклей стали небольшой зал и сцена учебного заведения, но иногда случалось (особенно в летнее время), что спектакли проходили под открытым небом, на фоне естественных декораций.

В результате в репертуаре, кроме драматических спектаклей, появились театрализованные концерты, литературные вечера. Со сцены декламировали стихи Пушкина, Лермонтова, Некрасова и других признанных классиков русской литературы. В постановках были также задействованы любительский оркестр струнных инструментов и хор, организованный в то же время из местных жителей.
В переломный для всей России 1917 год местные артисты с большим энтузиазмом ставили комедийные пьесы, водевили, концерты. Вырученные денежные средства по-прежнему отчислялись на благотворительные цели: в пользу Верх-Нейвинской земской библиотеки-читальни и на организацию детских яслей.

И купцы, и учителя, и служащие
У местных актёров-любителей была творчески насыщенная жизнь. Они отдавали себя сцене. Тщательностью подготовки ролей и качеством исполнения особенно выделялись следующие участники труппы (бегло ознакомимся с биографиями некоторых артистов).

Евгений Евгеньевич Тегенцев — купеческий сын, заводской служащий, исполнял обязанности главного кассира заводской конторы. Александр Степанович Бахарев — служащий заводской конторы. Вместе с ним на сцене играла его супруга В.Ф. Бахарева.

Николай Никитович Бочкарёв — производственный контролёр, агент страхового общества «Саламандра», член «вольной» пожарной дружины. В театральных постановках участвовала и его супруга И. П. Бочкарёва.

Пётр Кириллович Щербаков — надзиратель Нижне-Нейвинского завода, член правления Верх-Нейвинского Общества потребителей. Александр Александрович Янов — сын заводского управляющего Александра Сильвестровича Янова, неравнодушного человека к музыке и пению.

Творчеству посвятили себя и многие известные жители заводского посёлка. Они, актёры народного театра, с любовью и увлечением играли в спектаклях. Среди них — Николай Никитович Попков, учитель музыки и агент Второго Российского страхового общества. В 1920 году принял сан священника и служил в православном Николаевском храме Верх-Нейвинска.

Василий Кузьмич Масалкин — торговец, держал несколько лавок с колониальными и бакалейными товарами. Константин Дмитриевич Поздняков — профсоюзный активист, с начала 1920-х годов был инициатором общественных показов кинофильмов. Михаил Емельянович Ломаков — в начале ХХ века был служащим Верхнетагильской заводской конторы.

В числе артистов были и Филипп Григорьевич Тююшев, братья Сергей и Павел Сарафановы, Виссарион Васильевич Евдокимов, учителя Виталий Васильевич Кропотухин и Павел Петрович Кичигин, Михаил Чазов.

В разных образах на сцене периодически появлялись и другие верхнейвинцы: Зоя Андреевна Авдеева, Варвара Ефремовна Журавлёва, Александра Свинникова, Наталья Максимова, Александр Андреевич Козин, Максимилиан Георгиевич Кузнецов, Самуил Архипович Малых, Александр Парфёнович Негодяев, А. Б. Худякова, П. А. Титов, И. И. Макурин, И. В. Винокуров, Н. А. Ефимов, И. П. Щербаков и многие другие.

В старом посёлке по-особому уважали супругов Прохоровых. Учительница Юлия Николаевна и заводской бухгалтер Василий Владимирович сценическому искусству посвящали все своё свободное время. Кроме того, Василий Владимирович обеспечивал музыкально-инструментальное сопровождение постановок, руководя оркестром струнных инструментов. Был у него и писательский талант. В советское время его рассказы и эссе о животных, о природе печатали в областных журналах.

Юлия Николаевна Прохорова оставила значительный след не только в истории образования Верх-Нейвинска, но и ярко вошла в историю любительского театра. С её именем связана вереница разноплановых женских образов. На сцене она дебютировала в конце 1908 года, с тех пор вела основной репертуар. Говоря о творческой индивидуальности артистки Прохоровой, следует отметить её врождённую артистичность, умение легко, непринуждённо держаться на сцене. Её отличали приятная внешность, хорошая дикция, обаяние, лёгкая ирония, начитанность, чувство меры, художественный вкус. Она одновременно проводила и просветительскую работу со школьниками, через инсценированное чтение стихов по ролям пыталась приобщить детей к театральному искусству. Ее глубокое проникновение в образ особо проявилось в роли цыганки Зулимы в пьесе «Гусли звонкие» и в роли фабричной работницы Дуни в постановке «Солнечные лучи».

Без преувеличения можно сказать, что подлинным украшением верхнейвинской театральной сцены были Юлия Николаевна Некрасова и её мать Мария Григорьевна Некрасова — личная почётная гражданка, акушерка местной больницы. Мария Григорьевна играла почти все главные женские роли, а также особо проявила себя в качестве режиссера. По амплуа она считалась драматической артисткой, но с успехом играла в комедиях тётушек и старух. Среди её ярких ролей — Федосеевна, мамка боярышни из постановки «Гусли звонкие», Самовариха — содержательница углов из пьесы «Солнечные лучи». Из особо известных её режиссерских работ можно назвать водевили «Откликнулось сердечко» и «На волосок от смерти», пьесы «По горячим следам» и «Солнечные лучи», а также многочисленные инсценированные литературные вечера, праздничные концерты.

А костюмы — из бархата


Народный театр оживил провинциальную жизнь, доставлял удовольствие публике и отвлекал «от пустого и вредного времяпрепровождения». Самым пустым и губительным «развлечением» было пьянство. Артисты народного театра достойно боролись с «духовным убожеством» обывателей, своим творчеством помогая им в полной мере ощутить многоликость жизни.

В 1916 году труппа продемонстрировала свои лучшие творческие возможности. Тот год был отмечен грандиозной постановкой драмы в четырёх действиях «Гусли звонкие» известного беллетриста и драматурга Романа Лукича Антропова. В литературных кругах он был широко известен как Роман Добрый. Под этим псевдонимом он издавал свои рассказы в жанре лёгкого исторического детектива. И в наши дни литературное творчество Романа Доброго периодически переиздаётся.

«Гусли звонкие» занимают особое место в репертуаре любительского театра. Актеры сумели правдиво, в жизнерадостной манере отыграть сюжет пьесы. Благодаря сохранившемуся фотоснимку, на котором запечатлены все участники спектакля, мы можем судить о костюмах. Про наряды к постановке было особо заявлено даже на премьерной афише: «боярские костюмы XVI века». Это были копии старинных кафтанов, мастерски сшитые из бархата и декорированные парчовыми позументами.
Вот что сообщала афиша к постановке «Гусли звонкие»: «Верх-Нейвинский завод. С дозволения начальства. В пятницу 19 февраля 1916 года в пользу Верх-Нейвинской участковой комиссии Пермского губернского отделения Комитета Её Императорского высочества великой княгини Елизаветы Феодоровны по оказанию пособий семьям запасных и ратников ополчения представлено будет: «Гусли звонкие», драма в 4-х действиях, соч. Р. Л. Антропова… В антрактах чайный буфет. Начало в 7 ½ часов вечера. Цены по местам… от 2 рублей до 30 копеек»…

Подводя некоторый итог творческого пути труппы Верх-Нейвинского народного театра с 1897 по 1925 год, можно с уверенностью сказать, что любители сценического искусства (многие из них были уважаемыми и известными гражданами поселка) прожили эти годы интересно, с достоинством неся культуру своему зрителю, просвещая его. Уроки мастерства не прошли для них даром. Продолжая трудиться в своих коллективах, вместе с педагогами и учащимися поселковой школы со временем продолжили традицию концертов, постановок несложных по драматургии спектаклей. Но, увы, спустя годы, эта традиция прервалась.

В Год театра было бы несправедливым оставить в архивах всю эту интересную информацию о любительском театре Верх-Нейвинского. Я кратко рассказал о самодеятельных артистах. Надеюсь, что родственники, знакомые, сохранившие документы, воспоминания, фотографии, поделятся ими, и тогда творческая деятельность Верх-Нейвинского любительского театра будет освещена более полно.

© Денис ЩЕРБИНА, краевед, «Наша городская газета», 2019

3 КОММЕНТАРИИ

  1. ну и деся.. ну и сукин сын…))

    кадры из прошедших коментоф:
    «сидел адин человек и пара баб… и управляли всей пермской губернией..»

    — админ я угадал историю появления публикации это исследования старины?
    .. мистики то тут быть не может, ты же не шаман на пожаре тайги и не «свешеники шаманят на подрастающее поколение… капец похоже..» …))

  2. Браво Денис! Чудесная статья. Много чего нового из прочитанного для себя узнала.

  3. Почему вы не выступили на конференции с этим сообщением? Ждем ваших новых заметок.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.