За перевалом — красивейшие места

Мы горячо любим наш город-красавец Новоуральск. Он расположен так живописно между горами и прудом, что вызывает у нас восхищение и чувство благодарности тем людям, которые выбирали место и проектировали его постройку. Окрестности города поражают первозданной красотой и горным ландшафтом. Вокруг много замечательных мест, куда жители выходят в свободное время и любуются красивейшей уральской природой. Общение с ней успокаивает, вдохновляет, повышает нашу энергетику и укрепляет здоровье.

На мой взгляд, самое распространённое и быстро прогрессирующее заболевание сейчас — это психические отклонения. Мир сходит с ума и нас тащит за собой. А вылечить нас могут только природа и церковь. Всё — в руках самого человека, нужно только захотеть вырваться из цепких лап благополучия и цивилизации.

Лиственница-«вилка»

Хотелось бы предложить жителям и гостям Новоуральска интересный маршрут по нашим красивейшим лесам — поход за перевал, мимо столба «Европа-Азия», в район бывшей деревни Воробьи. От улицы Октябрьской к столбу ведёт набитая старая пальниковская дорога. Вначале она идёт по ровному месту и подъём почти не чувствуется. Кругом высятся вековые сосны, много чего повидавшие за свою долгую жизнь. Потом дорога забирается в гору всё круче. Перед перевалом стоят две лиственницы, как солдаты-гренадёры. Одну мы с друзьями называем «вилка», а другую — «рюмка». Мы — это группа друзей-туристов, ходим за перевал, на запад с 1980 года. Зимой постоянно видели там лыжников — поодиночке, а чаще группами. Внизу, на покосах, не раз встречали нашего знаменитого лыжника Виталия Фёдоровича Корнилова (директора УЭХК с 1987 по 1997гг. — Прим. ред.) со спутником. Он ходил на Каменку, где для него стоял вагончик для отдыха. Мы и сами не раз ночевали в этом вагончике.

Солнечные часы на столбе «Европа-Азия» показывают точное время

Особенно нам нравилось ходить от столба «Европа-Азия» в западном направлении по воробьёвской визире (квартальной просеке. — Прим. ред.). Сейчас эта визира заброшена, и пройти по ней очень трудно, а раньше это было одно удовольствие. Идёшь по глухой лесной тропе, минуя вершину горы Перевал (отм. 605м), выходишь на Суворовский спуск. Зимой на лыжах редко кому удавалось без падений спуститься по этим крутым склонам.

Природа там дикая, первозданная. За спуском было несколько избушек, где нам нравилось останавливаться на ночёвку. Несколько лет мы ходили в избушку Тёплую, слева от визиры, на красивой наклонной поляне с родничком. Вода в нём была холодной и прозрачной, как стекло. Справа, вдоль реки Тагил, было ещё несколько избушек, которые давали нам приют и кров. В нижнем течении речки Каменки находилась полуземлянка, в которой постоянно проживал пожилой мужчина. Бывало, мы заходили к нему погреться и обсушиться.

Места вдоль Каменки необыкновенны по красоте и энергетике: и воздух, и деревья, и растительность. Бывали мы в той стороне осенью, но чаще зимой на лыжах. Однажды в октябре там, в 12 километрах от города, мы встретили несчастную овечку, одиноко бродившую по лесу.

След рыси (идёт справа снизу налево вверх) пересекается со следом зайца

От пальниковской дороги река Тагил поворачивает на север и несёт свои, пока небольшие, воды мимо деревни Половинки к городу Верхнему Тагилу. Лесная речка с многочисленными завалами после слияния с Бобровкой набирает силу и становится полноводней. Западнее реки Тагил проходит высоковольтная линия ВЛ-500 «Южная — Н. Тагил», которая протянулась по тайге западнее Половинок, Карпушихи, Лёвихи до Нижнего Тагила. Несколько зим мы проходили на лыжах по этой ЛЭПке определённые отрезки. И так прошли от Среднеуральска, где она начинается, до Тагила — это более 200 километров. Высоковольтная линия проходит по глухим, заповедным местам, по горам и болотам. Однажды мы вышли к обрыву — а внизу стоят два лося и с удивлением нас рассматривают.

Но особенно нас всегда притягивали своей красотой окрестности деревни Воробьи. Идти туда далеко и трудно, но оно того стоило. В 1980 году мы ещё застали в деревне три заброшенных дома, которые сиротливо стояли среди развалин, заросших бурьяном. Деревенька раньше, видимо, была доброй и светлой, стояла на большой поляне склоном к реке Казачий Шишим. Сейчас поля по обе стороны реки засевают многолетними травами, косят, рулонят и увозят на корм скоту.

Воробьёвские просторы и земля — это особый мир, который вызывает у меня внутренний трепет от прикосновения к великой истории Седого Урала и всей многострадальной России. Здесь жили наши предки, пахали землю, рожали детей, мечтали о светлом будущем, а результатом всех трудов остались голое поле и заброшенное кладбище. Для духовного оздоровления очень полезно посещать такие печальные места, а их на нашем родном Урале довольно много. Надо приезжать и приходить сюда, чтобы понять: если мы не одумаемся и не станем жить по Божьим законам, то вся наша великая Россия превратится в сплошные деревни Воробьи.
Однажды в октябре мы три дня шли от деревни Трёка, что находится на красавице Чусовой, через брошенные Новые Трёки, бывшие Воробьи сюда, в Новоуральск. Поход оставил неизгладимые впечатления. Надо ли ходить по чужим горам в категорийные походы, получать за это разряды и звания?! Не лучше ли пройти по заброшенным уголкам родного Урала, проникнуться его великой красотой и невыносимой сердечной болью. Прикоснуться к нетленной памяти наших предков и получить от них духовную поддержку для праведной жизни. Посвятить свою короткую жизнь на благо людей и Родины, руководствуясь девизом русского офицерства: «Жизнь — Родине, честь — никому».

Павел Гудков, фото автора («Наша городская газета»)

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.