Новоуральский городской портал
[Сделать стартовой] [Добавить в закладки]

Главная
Новости
Бизнес
Власть
Афиша
Справка
ТВ
Радио
Реклама
Контакты
ЖКХ
Гость редакции
 
 


Яндекс.Погода

Наши партнеры

ООО «Управляющая Жилищная Компания «Новоуральская»

Сайт города Невьянска, история города, много фотографий, городская карта, расписание Ж/Д и автотранспорта, форум, чат, телефонный справочник

 Наша кнопка

Новоуральский городской портал

Новости -> Бизнес и производство
 
2018-10-22 10:56:48

Геннадий Окинчиц: «Заниматься тем, что ты умеешь делать»

К 25-летию "Корвета"
В этом году преемнику строительных традиций города ООО «Корвет» исполняется 25 лет. Один из основателей и учредитель этого предприятия Геннадий Окинчиц любезно согласился дать интервью нашему изданию.
 
- Геннадий Сергеевич, давайте начнем с краткой биографической справки. Расскажите о себе.
- Родился в 1961 году в Угличе Ярославской области. Отец у меня был строитель, поэтому переезжали очень много. В 1968 году я пошел в школу в городе Зарафшан в Узбекистане, в 1979 году закончил. В том же году поступил в Московский инженерно-строительный институт, в 1984 году закончил его по специальности теплоэнергетическое строительство ядерных установок. И по направлению вместе с женой (я женился на 5 курсе) был отправлен в Свердловск-44. Приехал сюда и попал в СМУ-2, к начальнику Левченко мастером. И вот так с 1984 года я начал свою трудовую деятельность. Я был мастером, прорабом, начальником участка, потом меня назначили главным инженером СМУ-5, после - начальником, а потом в 1993 году мы с товарищем Кузнецовым создали компанию «Корвет».
 
- И после этого вся судьба связана с «Корветом»?
- Ну да, я больше ничем не занимался. Только тем, чему учился.
 
- Самый запоминающийся момент из детства?
- Хорошее детство. Нормальное хорошее детство. Случаев много было. Я учился, занимался на пианино. Окончил музыкальную школу, серьезно занимался футболом. Играл даже за дубль «Пахтакора». Все это совмещать было довольно сложно. И хоть учился я хорошо, в то же время был таким раздолбаем… хулиганом. Постоянно какие-то драки, переломы, раны, зашивания и все остальное.
 
- Компания была?
- Ну компания, конечно, была, в основном из класса ребята и те, что связаны с футболом.
 
- Вы были лидером?
- Наверно, да. В классе - да. Я занимался всякой общественной работой. Политинформации проводил. Родители выписывали много литературы. Читал я очень много. Багаж был довольно большой. Я и в Москву приехал с периферии, из Узбекистана, и поступил. Никто тогда из Узбекистана в Москву не ездил поступать. Все в основном - в Кемерово, в Ташкент - в политехнические вузы. Я решил поехать в Москву. У меня там родственники. Я понимал, что они могут на первых порах помочь.
 
- Что читали?
- Все читал. Все собрания сочинений. Всю подписку. Выписывали раньше очень много: «Роман-газету», журналы «Огонек», «Октябрь», «Красная звезда», «Новый мир».
 
- Ваша любимая книга?
- Не знаю даже. Настольная книга советского интеллигента «12 стульев», «Золотой теленок». «Мастера и Маргариту» читал. Ну и в Москве - всю эту подпольную самиздатовскую литературу, которую сложно было найти и которую тебе на ночь давали.
 
- Перечитываете какие-то книги?
- Ильфа и Петрова регулярно. Я и сейчас порой, бывает, что-нибудь открою, посмеюсь.
 
- Сейчас какая настольная книга?
- Я читаю очень много из того, что выходит. Современные какие-то вещи. Есть 2-3 критика, на которых я ориентируюсь. Они делают ежемесячные обзоры. Я смотрю, что они рекомендуют почитать. Начинаю смотреть аннотации. Если интересно, иду покупаю, но не всегда «попадаю».
Последнюю книжку читаю «Герой с тысячью лиц» Кэмпбелла. Психологические такие вещи.
Часто читаю. Просто потому, что надо почитать. Не из-за того, что мне это нравится. В самолетах летаю много. Там я читаю. В аэропорту, когда сижу.
 
- Фильмы смотрите?
- То, что скачиваю, и то, что покупаю. Фильмы умных режиссеров смотреть непросто. Из наших, может быть, «Аритмия»… Серебрякова я люблю, артиста. Согласен с тем, что он декларирует в своих интервью.
 
- А что он декларирует?
- Взгляд на жизнь. Что он думает об обществе, о людях, о своей профессии. Обыкновенные вещи. Телевизор я не смотрю практически вообще.
 
- А у вас есть телевизор?
- В каждой комнате. У детей нет. А в спальне, в гостиной, на кухне есть.
 
- Он бывает включенный?
- Когда все встают в 6 утра. Понятно, он фоном работает. Но так, чтобы сесть и смотреть что-то – очень редко бывает. Если что-то и смотрю, так это спорт, каналы вроде «Энимал плэнет». То, что связано с путешествиями, с животными... Больше я ничего не смотрю.
 
- Говорят, то, что сейчас внедряется в строительстве за границей, через 3-4 года появится и у нас. То есть можно поехать туда, понаблюдать и внедрять потихонечку?
- Ехать на самом деле не обязательно, надо просто читать, смотреть. Хотя можно и слетать посмотреть.
 
- И у нас все это повторится?
- Абсолютно. Мы не передовые люди в строительных технологиях. Все придумано до нас. Нам изобретать-то ничего не надо. Надо просто смотреть и брать оттуда что-то хорошее. Мы прекрасно понимаем, что потом это будет и здесь. Это со всеми сферами жизни связано. Хоть банковскую сферу возьми, хоть интернет-технологии, в том числе и строительную.
Но нам бесполезно это знать. То, как мы сейчас строим по европейским стандартам, не получается внедрить. Это никому не нужно в этой стране. Вот это и удивительно, и очень плохо. Что-то декларируется на высоком уровне, а когда доходишь до практики и начинаешь делать, то все оказывается совершенно по-другому.
 
- Уверен, многие, с удовольствием поставили бы хорошие пластиковые окна или двери, или что-то еще, если бы были деньги.
- Наверно. Я ж понимаю, что у людей просто нет средств. Нет денег у людей. Поэтому они не могут себе позволить ни приличную машину, ни хорошее окно вставить. Они живут от зарплаты до зарплаты. Все у них уходит только на еду, на коммуналку и на какие-то необходимые траты. На детей, на родителей, на себя. Никто у нас не шикует. Мы бы могли навнедрять чего хочешь и предложить заказчику. Но все упирается в деньги. У заказчика есть бюджет. Есть у него 100 000 рублей - на эти деньги и делаем. А если мы предложим на 100 тысяч сделать половину из того, что ему надо, он откажется. Заказчики ограничены таким количеством законов, нормативных актов, что они не могут шаг ни влево, ни вправо сделать. Они бы рады, может быть.
 
- Мы же все понимаем, что качественная вещь прослужит дольше. Обслуживание ее будет дешевле.
- Но это ж будет потом! Вот сейчас делают капремонты фасадов. Но мы видим, что через год они будут в том же виде. Сайдинги не отвалятся, но то, что красят и штукатурят теми составами, которые есть, это отвратительно. Есть штукатурки качественные, но они стоят очень больших денег. Есть хорошие дорогие смеси, но это ж надо брать машину мешать, еще дополнительные затраты делать. Но зато поштукатуришь - она будет стоять у тебя 30 лет. Ей ничего не сделается.  Вот дверь финская у меня в кабинете стоит 20 лет, и ничего ей не делается - 100 долларов. Вроде бы фанера, ДСП крашеная. Но качественно сделана, поэтому и стоит. Все упирается в средства.
 
- Наверняка в жизни вам люди встречались самые разные. Кого бы вы сейчас взяли к себе в компанию?
- Был у меня начальник участка Серов Николай Петрович, он один из тех, кто на меня сильное впечатление произвел. Он ходил с блокнотом, и все у него в блокноте было написано. Абсолютно все. Участок у СМУ-2 был большой, поэтому объектов было много. Управление занималось жильем, соцкультбытом, благоустройством, фундаментами, строительством в Тарасково, деревне Починок. У него в блокноте все объемы по каждому объекту были выписаны и подсчитаны. Это нужно было, понятно, и для того, чтобы наряды закрывать, но тем не менее не каждый такое делал. Но вообще, школа была хорошая. Правда, то, чему я учился в институте, и то, что я увидел на стройке, как Жванецкий говорил, «в действительности выглядело иначе».
 
- Вы помните середину 90-х?
- Проблем у нашей компании не было. Мы пережили в этом городе замечательно те годы, которые по всей России были ужасные. На кусок хлеба заработать не могли. Черт-те чем занимались.
 
- Наша стройка вроде тоже на ладан дышала.
- Ничего она не дышала на ладан. Была работа. Можно было заниматься, никаких проблем. Объекты были, заказчики были. Другое дело, что у них не было денег. Но можно было работать. Мы в начале 90-х в СМУ-5 занимались бартерами. В Половинном строили - курятиной с нами расплачивались. В Богдановиче какие-то сервизы давали. Фуру в Астрахань посылали за арбузами. Черт-те что. Ну все равно ж можно было жить и работать. Когда денег нет – все что угодно хорошо. Людей надо как-то кормить. Они ж не будут работать за бесплатно. Мы должны понимать…
 
- Что за название – «Корвет»?
- Это Александру Алексеевичу вопрос задайте. У нас много вариантов было. У меня одна мысль, он говорит - ты не прав. Корвет - парусник полувоенного назначения. Я не помню, почему у нас название такое появилось.  Ну «Корвет» и «Корвет». Никто уже не обращает внимания, что это значит.
 
- Что для человека главное?
- Семья. Работа... Ходить на работу и получать удовольствие. Очень мало людей, которые так живут. Мне нравится то, чем я занимаюсь. Главное - каждое утро приходить на работу и не ходить туда как на войну. А такие моменты были. Начальство разное было у меня, когда я на стройке работал.
 
- Но ходили же?
- А куда деваться, я другого не умею. Меня научили инженером-строителем работать, я этим и занимаюсь, и жена у меня инженер-строитель.
 
- Вы победили в той войне?
- Это не война, это аллегория, какая тут война. Но если б я не хотел, пошел бы чем-нибудь другим заниматься. С нашего потока очень мало ребят осталось, кто работает в строительстве. Все занимаются чем-то другим. Кто механикой, кто вагонами и так далее. Работа непростая.
Самая большая проблема, что ее еще найти нужно. Раньше было проще. Если заказчик тебя знает, он тебе эту работу отдаст. Потому что он уверен, что ты ее сделаешь, сдашь, и у него не будет никаких проблем.
Конкурсы - это хорошо. Должна быть конкуренция, безусловно. Но то, в каком они гипертрофированном виде существуют, никуда не годится. И все подозревают коррупцию какую-то, что кто-то взятки берет и так далее. При проведении конкурсов нужно обращать внимание не только на стоимость, но и на другие факторы – какой у участников персонал, насколько люди обучены, какая техника, база, что он построил в этой жизни. А у нас цена – главное, и все. И хоть умри. А учитывая, что мы официально работаем, выплачиваем зарплату, налоги, мы не можем снижать цену на 30-40 %, смысла нет. Тогда выгоднее не работать.
 
- В этой связи как вы оцениваете перспективы компании.
- Мы когда на стройке работали, на 3 года знали вперед, что мы будем делать, и могли планировать. Все было понятно. Стройка большая. Каждый прекрасно понимал, что в этом году ты делаешь это, в следующем - то. Мы сейчас не имеем перспективы. Мы даже не знаем, где кто что будет строить. Мы ничего планировать не можем. Мы живем от конкурса к конкурсу. От одного объекта к другому. Год начинается - три месяца не работаем. Баклуши бьем. А потом с середины года, когда конкурсы провели, где-то что-то выиграли - и начинаем работать. В этом плане очень плохо.
 
- Есть опасность, что местные строительные компании будут вытеснять холдинги, как это произошло с розничными торговыми сетями?
- Оно повсеместно так происходит. Есть аффилированные структуры, с тем же Росатомом.
Они могут сколько угодно работать в убыток и зарплату людям выплачивать.
Есть такое направление, когда заходит какой-то игрок (торговая сеть и т.п.) и опускается по цене процентов на 10. За год он всех убивает. Конкуренции нет. Все уходят с этого рынка. И тогда он цены поднимает, но уже не на 10%, а на 20 % и пытается вернуть, что потерял. После этого зайти на этот рынок уже трудно.
Эти структуры неповоротливые, с большим количеством управленческого персонала, это смотрится ужасающе. Контролю там уже ничего не поддается. Есть бумаги, должностные обязанности, но, по большому счету, там идет неконтролируемый процесс.
 
- У вас как у бизнесмена есть какие-то пожелания правительству? Какой должна быть экономическая политика, чтобы вам, представителям реального сектора, было хорошо?
-Зачем мы так будем углубляться. На выборы сходили, все пожелания высказали.
Они сидят там в Думе, в правительстве, принимают такие решения странные, например мост на Сахалин строить. Мы же все прекрасно понимаем. Какой мост? Какой Сахалин? Кто по этому мосту ходить будет? Это мое субъективное мнение. Чемпионат мира… кому он нужен. Вы что, издеваетесь. Я не против спорта, но что теперь с этими стадионами, содержание которых по 300-400 миллионов в год обходится? Вы ж должны были понимать, что с этим делать!
 
- Вы в Бога верите?
- Я не воцерковленный человек. Я крещусь. Жена ходит в церковь. Я с ней иногда хожу. Но я не адепт.
 
- Просто верите или нет?
- В большей степени - да. Я не атеист.
 
- А в судьбу?
- Да. Конечно. Верю в то, что как все предначертано, так и будет.
 
- А свобода выбора, свобода воли…можем ли мы повлиять на судьбу?
- Думаю, что нет. Все как-то уже где-то предопределено.
Типичный пример. Я должен был встретиться с директором комбината утром. Серьезный разговор был. Достал из шкафа пиджак, я его не надевал года три или четыре. Надел его, пошел. Приехал туда и обнаружил в кармане пропуск на комбинат. Как он там оказался. Четыре года не надевал. Как я его туда засунул?! А если бы вспомнил, что его нет. Никакой встречи бы не было и по-другому события бы пошли. Поэтому я думаю, что таких случаев довольно много. Они бывают. Судьба это или не судьба… Обращать внимание на намеки или не обращать? Лучше об этом не задумываться. Наверное, где–то там, на небе прописано, кому сколько жить, где что произойдет, но нам этого не дано предугадать.
 
- Давайте про пенсионную реформу поговорим.
- Мое мнение такое: конечно, пенсионный возраст нужно, скорее всего, повышать. Но как это сделано было - отвратительно. Во многих странах, например в Венгрии, та же самая проблема. Но они эту реформу проводят лет десять. Прежде чем принимать такое решение, проведите круглые столы. Посмотрите, взвесьте. Для чего реформа? Ведь о многом молчат. Пенсионеры, например, освобождены от налогов. Они не платят налог на недвижимость (на дом, на машиноместо). У пенсионеров льготы за квартиру и т.п. А теперь будут платить. Народ об этом особо не думает. Человек не только не будет 14 тыс. пенсии получать 3 или 4 года, но и по всем платежам льгот у него никаких не будет. Еще есть важный момент, женщины на пенсии в 55 помогают детям. Сидят с внуками и так далее. Сейчас всего этого не будет. Я должен был в 60 уйти, по новым раскладам - в 63.
 
- Для вас как для работодателя принципиально, работает человек до 60 или 65?
- Смотря чем он занимается. Если он мастер или прораб –не тяжело. Тяжело реально, если рабочий или каменщик. Это же каторжная работа. Ему в смену нужно куб кладки выложить, это минимум. Это поддон кирпича, 400 штук, и кирпич вместе с раствором положить. А чаще и 2 куба надо делать, и банку раствора к каждому поддону замесить. Борис Капитанов в этом году умер. Замечательнейший человек. У нас он занимался охраной труда во всей компании. Грамотный специалист. До нас возглавлял охрану труда всей стройки. Ему 80 лет было, он продолжал работать, и нормально. Если человек занимается камеральной работой в отделе, работает с документацией, какая разница, сколько ему лет. Главное, чтобы у него голова работала.
 
- А как вы относитесь к тому, что собираются вводить для предпринимателей уголовную ответственность за увольнение людей предпенсионного возраста?
- Сотни способов есть от человека избавиться. Завтра мы взяли и сделали всем минимальную зарплату – они сами через 2 месяца уйдут. Человек уволится, будет искать зарплату не на 8 тысяч, а на 15. У нас сейчас все по срочным договорам работают. Грустно и печально то, что происходит со строителями. Обидно.
 
- Что же делать?
- На политику мы не повлияем. Надо продолжать работать. Заниматься тем, что ты умеешь делать. Умеем строить, 25 лет компания просуществовала. Если работа будет – будем работать. Ребята молодые, профессионалы, им работать и работать…Хочется, чтобы у заказчиков были деньги и были созданы условия, чтобы они выбирали вменяемые компании, такие, как наша. А мы будем выполнять то, что должны.
Но мы должны понимать, что в городе все заканчивается. На комбинате никаких крупных изменений в строительной части не будет. По городу - то же самое. Все вымирает. Нам всем придется уходить и искать работу в другом месте. Она есть. Нам нужно на это дело решиться и куда-то переезжать. Реализовывать базу. А людей или там набирать, или своих возить.
 
- Не очень радостно…
- А кто может сказать - радостно? Алла Пугачева или Галкин – «все концерты расписаны. Все корпоративы на три года вперед»….
 
Беседовал Андрей БАРЫС

Наша городская газета



Комментарии:



Имя пользователя: 
Добавить комментарий:
Введите символы: 


 
 

Продам наливной пол "EASY BODEN" 4 мешка, остались после ремонта,цена указана за все ...
Контакты: +7(922)144-000-7
Реализуем камнерезную машину PILEMASTER RS15 устанавливается в качестве навесного оборудования ...
Контакты: +79126216297
Хотите узнать, где в эту секунду на Приморском бульваре не меньше, чем 25-28 градусов Цельсия, на ...
Контакты: Телефон: +34 951 196 799 E-mail: solomarbellarealty@yandex.ru
Гидромотор для буровой AICHI 20460-35303 (MSF-53 ) Цена 120 000 20460-34604 (MSF-46) Цена 95 000 Взаимозаменяемы, ...
Контакты: 89126216297
Мульчер Pilemaster DAH125D (или его аналог Denis Cimaf) для экскаватора от 12 до 20 тонн предназначен ...
Контакты: 89126216297
Поворотный круг на ямобур AICHI D501 в наличии...
Контакты: 89126216297
Вход
 
Логин:
Пароль:
запомнить зарегистрироваться